Возвращение



  • Небольшой городок-спутник Излюд не обиловал населением. И в полдень, его улицы были почти пустынны, как в Мороке во время зноя. Однако на пристани народ был. Был потому что встречал подплывающий корабль. Отдельной группой от общей массы встречающих держались трое. Беловолосый ассасин, недовольно скрестивший руки на груди; беззаботная рыжая девушка-биохимик, весело болтающая ногами сидя на краю причала; сонная женщина-епископ, клюющая носом и изредка поглядывающая на ассасина и биохимика. Без сомнения, они тоже кого-то встречали.
    -Варя, а почему у твоего дяди такое прозвище? – наконец подал голос ассасин.
    -Потому что он знает очень много историй и баек… - начала биохимик Вариэль.

    • … и заливает как соловей! – хмуро буркнула огненно-рыжая епископ.
      -Берта! – с укором глянула на епископа Вариэль. – Дядя рассказывал нам, Ёжик, очень много необычных историй.
      -Да, да. – поддакнула ехидно Берта. – Помню как он рассказывал что однажды он шёл в Люти по снежному полю. Во время метели. Холод стоял такой, что у него под носом выросла сосулька. Когда она выросла большой, она отвалилась, и убила марина путавшегося под ногами. Полнейший бред был!
      -Зато как он это рассказывал! – возразила биохимик. – Заслушаться можно!
      -Не спорю… - кивнула епископ.

    Когда уже весь народ с пристани разошелся, с трапа корабля сошел последний пассажир. Высокий, уже в годах, темноволосый паладин, с красной банданой на голове Едва он сошел на причал, как Вариэль стрелой бросилась к нему вопя от радости.
    Мужчина встретил её с распростёртыми объятиями. Вариэль обняла высоченного родственника , и повернувшись к подошедшему ассасину, представила:
    -Знакомьтесь! Ёжик, это мой дядя – паладин королевской стражи Грек Соловей.
    -Капитан, капитан Грек Соловей. – поправил её паладин.
    -Дядя, ты капитан в отставке! – возмутилась биохимик.
    -Всё равно, звания меня ещё никто не лишал! – гордо ответил Грек.
    -Ладно… А это, - Вариэль указала ладонью на Ёжика. – это мой муж Ёжик.
    Паладин Грек нахмурился, но пожал протянутую руку ассасина. Никто не заметил подошедшего мистика пока он наконец не кашлянул привлекая к себе внимания.
    -Ах, да. – опомнился Грек. – Это мой лучший друг, Кир Чёрный.
    -С Бертой мы знакомы. – уточнил мистик.
    -Вариэль, одна из лучших алхимиков Рун-Мидгарда. – представил девушку Грек Соловей. – А это её… кхммм…

    • Не «кхммм», а законный муж! – поправил Грека Ёжик начиная чувствовать неприязнь к этому верзиле.
      -ГРЕК СОЛОВЕЙ! – раздался крик с противоположного конца причала.
      -Это Джонс! – глаза Соловья испуганно забегали.
      -Тринадцать лет ты был хозяином Вишни! Пришел час расплаты! – Грузный глава гильдии мечников медленно приближался к Греку в сопровождении своих меченосцев.
      -Кир! – нашелся паладин и протянул мистику огромный алмаз. – Иди к нему, отдай алмаз, и передай: «Я Кир, должок от Грека Соловья плачу...»
      Мистик Кир простодушно направился к приближающейся толпе. После пары слов, мечники подхватили на руки оторопевшего мистика и унесли отчаянного брыкающегося мистика.
      –Лаут! Штруделькопф! – Берта отвесила Греку тяжелый подзатыльник. – Ти снофа его подставлять!
      -Берточка, я обожаю когда ты злишься! В это время ты так забавно путаешь мидгарский и шварцвальдский языки! – рассмеялся Грек Соловей.
      Епископ фыркнула презрительно и отвернулась.
      -Не волнуйтесь за Кира. Он выберется спокойно сам. – успокаивал всех паладин. – Он мне сам хвастался что может развалить любую гильдию. Посмотрим как это у него получится.
      -Что ты имеешь ввиду? – удивлённо спросила Вариэль.
      -У Грека был контракт с Джонсом. – пояснила Берта успокоившись и убрав шварцвальдский акцент -Тринадцать лет владения самым умным, выносливым и быстрым пеко-пеко в Рун-Мидгарде в обмен на тринадцать лет службы в гильдии мечников в качестве НПС. Наставника Подающего Советы. То есть обучающего молодёжь.
      -Ну вы и жук, дядя Грек! – подивилась Вариэль.

    Тем же вечером, в гостинице где остановился Грек, вся компания отмечала возвращение Капитана Грека Соловья. Грек поглощал вино большими кружками и совершенно не пьянел. Более того , он ещё умудрялся рассказывать такие заковыристые истории, что сидевший за соседним столом, молодой, светловолосый и женственно красивый бард, грыз ногти от зависти. Наконец после очередного литра слабенького вина Грек затянул песню:
    **-Этим утром проснулись, оделись, **
    **Пронтера невеста, и пир, словно рай, **
    **В гильдии все упились, уелись, **
    **Но больше всех уелся Кенсай… **
    **Он еле-еле влезает в сутану, **
    **В нем доброта, да и крут через край, **
    **Кто это? Больше вас мучить не стану, **
    **Это, естественно, друг наш Кенсай. **
    **Замок Роден – высокие стены, **
    **Стронгам его защищать – благодать, **
    **Да только, принес черт супермена, **
    **Герой этот вынес целую рать. **
    **Падали стены, ворота скрипели, **
    **Герой громко крикнул –«Все must die!!!!» **
    **Схватили героя, в лицо посмотрели, **
    **Естественно, он оказался … **

    Громко хлопнула входная дверь гостиницы, оборвав песню Соловья. На пороге оказался злой как Бафомёт мистик Кир Чёрный по прозвищу «Кенсай». Кир хмуро подошел к столу под гробовое молчание всей компании. Наконец ошарашенный паладин выдавил:
    -Ттт-так быстро? А мы думали…
    -Даже не надейся! – буркнул мистик, наливая и залпом опорожнив огромную кружку слабенького вина.
    -А как ты добрался? – спросила Берта.
    -На ледяных черепахах. – всё так же зло пробурчал Кир, откусывая большой кусок ветчины лежавшей на блюде. – Связал вместе двух и добрался…
    -Друган! Не вопрос! – Грек расплылся в улыбке. – С меня ящик ягод Игдрасиля! Смекаешь? – подмигнул паладин мистику.
    -Итого ты мне уже должен восемь ящиков – подытожил мистик сыто икая.

    Ближе к поздней ночи, когда Берта повела уже не стоявшего на ногах Кира наверх, когда Вариэль устало заснула прямиком за столом, когда Ёжик уставший смеяться над историями Грека откровенно зевал, паладин подманил пальцем Ёжика поближе и прошептал ассасину на ухо.
    -Ну и дурацкий же ты выбрал себе псевдоним, тёзка.
    Ёжик мгновенно отрезвел и настороженно поглядывал на ухмыляющегося Соловья.
    -Ой, только не надо со своей скрытностью. Если ты вспомнишь Моррок двенадцать лет назад, то наверное откопаешь в памяти неудачливого воришку, который так неумело украл у одного крестоносца кошелёк с пятью зенни. А крестоносец сломал ему пальцы, когда поймал. Потом крестоносец сам учил воришку воровать. А потом бросил, потому что из парнишки был никудышный вор. Я рад, что из тебя вышел толк, Алекс. -сказал Грек.
    Алекс Грек по прозвищу Соловей медленно встал из-за стола на негнущихся ногах сделал пару шагов и упал на неметеный пол гостиничного бара. Ёжик переводил взгляд с храпящего пьяного паладина на свои покалеченные пальцы левой руки, и обратно. Потом встал, заботливо укрыл Грека его плащом и, подняв спавшую Вариэль на руки, отправился на верх.



  • :Bravo:

    Шутка про марина с спектакля "День радио", передача алмаза мистиком на пристани - вроде "Пираты Карибского Моря: Сундук Мертвеца" - а вот откуда взята песня (и какая песня) - не узнаю.



  • Ну не буду ничего отрицать. Это зарисовка на моего друга - Алекса Грека. Я полностью стебалась над ним и над Пиратами Карибского моря. А песня авторская. Этого самого автора. Саши Греческого.



  • Читаю все твои рассказы с глубоким удовольствием, великолепно пишишь. Может тебе попробовать книгу написать, про Ро, думаю многие бы прочитали бы ее с большим удовольствием.


Log in to reply